«Маноло Бланик. Обувь как искусство». - State Hermitage Museum Official Hotel in St Petersburg
ЗАБРОНИРОВАТЬ

«

«Маноло Бланик. Обувь как искусство».

В обуви есть какая-то странная человечность. Туфли, ботинки, сапоги всегда выступают в паре, как близнецы или влюблённые. Кто был первым дизайнером обуви, неизвестно. Но существует легенда, согласно которой в этой роли выступил сам властитель Олимпа бог Зевс, создавший золотые сандалии с крылышками для Гермеса.

С 29 апреля до 23 июля в Эрмитаже можно будет увидеть 214 пар туфель из архива Маноло Бланика — второго после Зевса, если судить по уровню таланта и известности, обувного дизайнера.

Ботиночки для Дягилева и Нижинского

В разделе «Материалы. Гала» покажут туфли из дорогих материалов, будь то шёлк, бархат или кожа экзотических рептилий, отделанные драгоценными камнями и металлами, кружевом, шитьём.

Тут можно вспомнить о детстве дизайнера, которое прошло в райском уголке — на Канарах. Благодаря красавице-матери он рано увлёкся модой. Маленький Маноло украшал ракушками, стёклышками и монетками эспадрильи, превращая грубые верёвочные туфли, которые носили местные жители, в волшебную обувь для Золушки. И даже делал ботиночки для любимой собаки и обожаемой обезьянки. Собаку, кстати, звали Дягилев, а обезьянку — Нижинский, потому что ребёнок был очарован «Русскими сезонами» Сергея Дягилева и балетом.

«Берите кошелёк, кольца, только не трогайте туфли от Маноло!»

В этом же разделе представят изысканные туфельки в стиле рококо, созданные дизайнером для фильма Софии Копполы «Мария-Антуанетта».

Маноло Бланик полюбил кино сразу и навсегда после фильма «Унесённые ветром» и шедевра Лукино Висконти «Чувство». Он смотрел кино при любой возможности, запоем, по пять фильмов в день. Мечтал стать художником в кино, но этого не случилось. Однако мир кино ему не чужд. Сериал «Секс в большом городе» принёс ему всемирную славу.

Главная героиня фильма — нью-йоркская журналистка Кэрри Брэдшоу представляет ярко выраженный тип «жертвы моды», а её пристрастие к дорогущей обуви от Маноло Бланик похоже на наркоманию. О ценности «блаников» можно судить по тому, что когда Кэрри однажды ограбили (в Нью-Йорке вечерами тоже небезопасно), то у неё вместе с кошельком отняли перламутровые туфельки от Маноло. Сам дизайнер, который в рекламе не нуждается, счёл возможным выразить благодарность создателям сериала и лично Саре Джессике Паркер. В знак признательности он создал для актрисы модель туфель SJP.

В разделе «Сердце» дизайнер покажет обувь, на создание которой его вдохновили дорогие ему люди — актрисы Брижит Бардо, Сара Джессика Паркер, журналистка моды Анна Пьяджи, эстет, фотограф и дизайнер костюмов Сесил Битон и даже Александр Македонский. Разумеется, не со всеми он был знаком лично. В списке есть люди, которых он знал только по книгам и фильмам, чьим творчеством восхищался.

Становление

Говоря о становлении дизайнера, нельзя не упомянуть о Паломе Пикассо — дочери великого Пабло. Именно Палома познакомила его со многими людьми, которые что-то значили в моде и искусстве мировых столиц. В том числе с легендарным редактором американского журнала «Вог» Дианой Вриланд, которая, посмотрев эскизы Маноло, посоветовала ему заняться обувью. Знакомство с невероятно талантливым британским дизайнером «свингующего» Лондона Оззи Кларком закончилось для Маноло Бланика важным заказом — сделать туфли для коллекции весна-лето 1972 года. Триумф чуть было не обернулся провалом: художник обладал неисчерпаемой фантазией и чувством стиля, но был слаб в технической стороне. Ведь здесь нужна математическая точность, как в архитектуре. В его туфлях манекенщицы ковыляли по подиуму с трудом. Однако его талант заметили, в журналах появились упоминания о модельере. Критики сошлись во мнении, что даже если туфли Бланика невозможно носить, ими стоит любоваться.

Я не гонюсь за модой

Раздел «Географические влияния» продемонстрирует обувь, созданную дизайнером по мотивам его путешествий.

Коллекция «Архитектура и искусство» — признание в любви к художникам, будь то Франсиско Гойя, Пабло Пикассо или Анри Матисс, «Природа» — к растениям и животным. В особенности Маноло Бланика восхищает совершенная красота лошадей и представителей семейства кошачьих с их грацией.

И не стоит удивляться, что в музее мирового уровня показывают туфли. Мода вошла в музеи своей лёгкой, грациозной походкой ещё в 80-е годы прошлого века. Всё началось с Ив Сен-Лорана. А затем выставки известных модельеров пошли косяком. Показывали не только одежду, но и аксессуары, включая шляпки от Филиппа Трейси и туфли от Маноло Бланика. Эрмитаж присоединился к мировому тренду в последние годы, и сейчас здесь идёт работа по формированию Музея костюма и моды.

Сальвадор Дали на вопрос, какой бытовой вещи он мог бы поклоняться как святыне, ответил, не раздумывая: «Туфлям!» Один из самых знаменитых обувных дизайнеров Кристиан Лабутен, который стал невероятно известен в России после песни Сергея Шнурова «На лабутенах», однажды сказал, что туфли — это эротические символы, не подвластные времени.

Маноло Бланик всегда дистанцировался от изменчивой моды, делая выбор в пользу искусства, которое, как известно, вечно. Туфли от Маноло Бланика — это бесспорно произведения искусства. Их вполне можно поставить на полку, как драгоценную статуэтку, чтобы просто любоваться ими. «Я не гонюсь за модой, — говорит он. — Мои модели существуют вне моды, вне модного контекста. Конечно, они смотрятся модно на людях, которые их покупают и носят, но сам я никогда не делаю ничего ради того, чтобы “быть модным”. Моя хитрость в том, чтобы создать объект, неподвластный времени».

Зинаида Арсеньева

Gnasciata